Стоит ли вашему пациенту заниматься йогой?

 

АВТОР: Adrian Burton

«The Lancet Neurology», Volume 13, №3, February, 2014

Перевод с английского — Лариса Ях (Москва)

madavan

Фото из архива Мунусами Мадавана (Карур, Индия)

Сегодня йогу в качестве терапии предлагают для самых различных заболеваний: от тревожности до рассеянного склероза. Однако научные доказательства её полезности порой бывают представлены слабо. Но значит ли это, что йогой следует пренебречь в качестве потенциально благотворной дополнительной терапии?

Мужчина в провинциальном городе где-нибудь на Западе обращается к своему доктору по поводу сильной тревожности. Следуя основным государственным лечебным указаниям, доктор считает, что пациенту поможет медикаментозная терапия транквилизаторами. Пациент, однако, явно не хочет принимать какие-либо таблетки. И доктор, несмотря на собственные опасения, интересуется о возможности комплементарной терапии: «Как насчёт йоги?» Исследования сообщают, что йога полезна в терапии тревожных состояний, а также предупреждении инсульта и реабилитации после него, при эпилепсии, рассеянном склерозе, болезни Альцгеймера, заболеваниях периферической нервной системы, хронической боли и других состояниях. Но что на самом деле доктор и пациент понимают под термином «йога»? Сколько нужно заниматься пациенту? Как долго? И достаточно ли у доктора информации о личности пациента и его системе убеждений, чтобы считать эту стратегию действительно стоящей? В итоге назначить занятия йогой может оказаться делом несколько более сложным, чем может показаться сначала.

Сложности с назначением йоги происходят из-за низкого качества научных доказательств касательно её эффектов. Как ни странно, этот недостаток доказательной базы частично связан с неспособностью самих исследователей определить, что же они на самом деле исследовали. «Ты в какой-то момент начинаешь понимать, что результаты исследований очень часто не содержат чёткого определения того, что конкретно имеется в виду под йогой» — говорит Шри Мишра (Университет Южной Калифорнии, США). «Есть четыре традиционных школы йоги: Джняна, Бхакти, Карма и Раджа – каждая со своими особенностями и подвидами. Они сильно отличаются в вопросах развития физической силы, особенностей медитации, контроля дыхания и духовного аспекта. И, тем не менее, очень часто в отчётах не упоминается — какой именно тип йоги был использован в исследовании. Это не только осложняет сравнение результатов различных исследований, но и делает их трудно применимыми на практике». Мишра поясняет: «Представьте себе: доктор читает статью о возможной пользе йоги для определённого состояния пациента. Пациент идёт и присоединяется к какому-то йога-классу. Но это не тот вид йоги, который подразумевался в статье! Необходимо, чтобы исследователи понимали: нельзя просто упомянуть слово «йога», когда ты описываешь научный эксперимент; также важно, чтобы и доктора понимали это, когда ищут клинически подтверждённые результаты для своих пациентов»

Хотя в ряде исследований есть попытки контролировать эффект от йогических упражнений, гораздо сложнее может обстоять дело с таким аспектами экспериментов как, например, социализация. Обычно практика йоги – это посещение групповых классов. Так может быть, смена обстановки, выход «вовне», встречи с другими людьми дают какой-то эффект? Несомненно! «И атмосфера, и люди вокруг, кажется, влияют на результат от практики йоги» — говорит Ширли Тэллэс (Исследовательский фонд Патанджали, Харидвар, Индия). «Например, среди нормальных детей влияние практики йоги на память выше в тихом ретритном центре, чем в городской среде. Мы заметили, что в группе люди получают больше удовольствия от занятий и строго придерживаются программы по сравнению с вариантом, когда они практикуют дома по DVD. Это различие более явно прослеживается для пациентов с тревожностью по сравнению реабилитацией после инсульта. Однако стоит вспомнить, что все хронические заболевания, так или иначе, в определённой степени сопровождаются тревожностью или депрессией».

«Возникает вопрос: важно ли нам знать о том, какой именно компонент или аспект йоги оказывает благоприятное воздействие на конкретного пациента, когда эффект действительно есть? Можно убеждать себя, что если йога приносит пользу здоровью и стоит дешевле, несмотря на отсутствие строгих научных доказательств, нам следует пойти на это – но мы должны знать научную подоплеку, стоящую за этим!» — говорит Тэллэс.

Фото из архива Анны Воробьевой (Санкт-Петербург)

Фото из архива Анны Воробьевой (Санкт-Петербург, Россия)

Как и с любым лечением, есть те, кому йога помогает и есть те, кому нет; но прежде, чем предлагать пациенту «абстрактную» йогу, врачам следует внимательно присмотреться к личности пациента и доступным вариантов классов. Например, большинство из тех, кто сам решил посещать йога-классы, женщины; мужчины по натуре гораздо менее «увлекающиеся», и поэтому, вероятно, пациенты мужского пола с меньшей охотой идут на йогу, и в целом реагируют на неё менее позитивно. И хотя исследование показывает, что большинство людей в странах с высоким уровнем дохода воспринимают йогу просто как форму организованных физических упражнений или расслабления, и занимаются этим не по духовным причинам, а для здоровья и общей тренированности — йога, тем не менее, предполагает соединение собственного сознания с чем-то более высокодуховным – тем, что мы можем назвать Богом. Этот духовный компонент, пусть и абстрактно, может отпугнуть и даже иметь негативное влияние на некоторых пациентов; web-поиск быстро выдаст целый список обзоров на тему совместимости йоги с другими религиозными верованиями. Или же классы, которые сильно фокусируются на духовности, могут быть попросту не интересны тем, кому до этого нет дела. Что же делать врачу?

«У честных специалистов по здоровью есть два обязательства: сделать всё возможное для здоровья пациента, а также уважать убеждения, ценности и желания их клиентов» — говорит Майкл Паркер (Ethox Center, Оксфордский университет, Великобритания). «В целом, эти два обязательства смотрят в одном направлении: большинство пациентов хотят того, что, по мнению специалиста, принесёт наибольшую пользу; однако, тут может возникнуть противоречие между тем, что с точки зрения специалиста будет полезно, и тем, что совместимо с верованиями и ценностями пациента. В таких случаях (обычно не критических) хорошим выбором будет всё же «склонить стрелку весов» к ценностям пациента. Возможно, йога принесла бы пользу этому пациенту, интегрируясь с его ценностями, но кто знает – это сложно утверждать наверняка. Необходимо инициировать совместное обсуждение этой темы, в ходе которого консультант по здоровью и пациент вместе оценивают, будет ли йога в данном случае полезным и подходящим средством лечения».

Также необходимо принять во внимание возможные негативные последствия. Несмотря на недавний нашумевший конфликт о потенциальных рисках травм во время занятий йогой, спровоцированный статьёй в New York Times «Как йога может разрушить ваше тело» и ответным обращением «Как New York Times может разрушить йогу», опубликованном Ashtanga Yoga New York, обе статьи дают понять, что травмы возможны. Таким образом, врачам надлежит определить есть ли гарантия, что предлагаемые йога-классы достаточно соответствуют и запросам медиков, и физическим возможностям конкретного пациента.

«Йога, если не практиковать её корректно, может принести вред; это говорится ещё в древних текстах» — говорит Тэллэс. «Исследование механизмов, лежащих в основе эффекта лечения (в том числе и от йоги), даёт понимание, что следует исключить или уменьшить. Существует множество йога-комплексов для самых различных заболеваний, основанных на клинических наблюдениях, а также описаниях древних текстов, и — на довольно неубедительных научных исследованиях. Пребывая в погоне за полезностью, составителям этих комплексов всегда следовало бы учитывать всевозможные неблагоприятные эффекты. Поэтому доктора и пациенты должны быть в курсе того базиса, на основе которого инструктора йоги выбрали определённую технику для конкретного комплекса, и это рассуждение должно звучать обоснованно».

«Вот ещё вопросы для рассмотрения: сколько нужно заниматься йогой – по интенсивности и по времени, и в течение какого периода – это зависит от результата, который необходимо достичь и потом поддерживать» — говорит Люсия. «Так мы говорим о курсе лечения или о резкой перемене всего образа жизни?»

«Мы ещё не достигли той точки, где можем сказать, что есть хорошие качественные научные доказательства того, что йога это благо» — заключает Мишра. «И несмотря на это — похоже, что для многих пациентов польза определённо есть. Значит, есть повод продолжать исследования в этой области с целью определить: какие именно пациенты, в каких конкретно состояниях, посещая какой именно тип йога-классов, смогут наиболее выиграть от этой практики». Надеемся, что это поможет врачам в размышлениях над «йогическим» рецептом.

 

Оригинал статьи ЗДЕСЬ

Поделиться:

Читайте также:

scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher barbour pas cher barbour pas cher barbour pas cher barbour pas cher barbour pas cher golden goose saldi golden goose saldi golden goose saldi golden goose saldi golden goose saldi